главная
поиск
Вышла в свет книга: "Петр Козорезенко- жанровая картина".
Вышла в свет книга: "Петр Козорезенко- жанровая картина".
Главная
Публикации
О художнике
Гостевая книга
Живопись
Графика
Фотогалерея


Пётр Козорезенко (младший)
Публикации - Газеты
Наш Изограф, май 2000, №5

ЗАЩИТНИКИ ОТЕЧЕСТВА В ТВОРЧЕСТВЕ ПЕТРА ПЕТРОВИЧА КОЗОРЕЗЕНКО.

Бытие и судьба искусства, особенно реалистической ориентации, определяются многими причинами и, прежде всего, состоянием образующих его жанров.

В наши коммерческие дни, по мере угасания, точнее, развала прежней отлаженной системы государственного заказа, а вместе с ней и больших, обращенных ко всему обществу тематических произведений, на первые роли повсеместно вышли камерные, интерьерные работы — натюрморты, пейзажи, бытовая живопись, заполонив уличные «художественные» рынки, многочисленные галереи, салоны, выставки-продажи и аукционы. Положительной стороной этой в общем-то кризисной ситуации для масштабной тематической картины, которая всегда была знаменосцем не столько официальной, сколько национальной демократической культуры, явилось то, что на «поле боя» за ее выживание остались лишь те мастера, которые писали и пишут свои полотна не на заказ, не к очередной юбилейной дате, а по зову сердца, чувству гражданского долга и глубокой ответственности за высокую социальную миссию своей профессии. Среди них и заслуженный художник Российской Федерации профессор Московского Государственного Художественно-промышленного университета им. С. Г. Строганова Петр Петрович Козорезенко, который создал графическую серию «Мой дед», посвященную гражданской войне.

Отличающая по сути все листы этого цикла лирическая трактовка темы далека от воинственного пафоса «тачанок» М. Ю. Грекова и ура-патриотизма лихих кавалерийских атак фильма » Чапаев» братьев Васильевых, совпадала с творческими устремлениями многих, наиболее чутких к новым веяниям и эпохи представителей различных видов искусства. Прежде всего кинематографистов, по своему «перечитавших», например, ранние сочинения М. Шолохова и Аркадия Гайдара, романы «Как закалялась сталь» Н. Островского, «Бег» и «Белая гвардия» М. Булгакова...

Батальные изображения отсутствуют в композициях П. Козорезенко. Главным героем и местом действия становятся необозримые просторы России со сценами «отдых после боя» и короткой мирной передышки, разрухи, запустения и следов братоубийственной междуусобицы, в виде одиноко бредущего инвалида и вольно пасущихся расседланных коней, составленных в козлы винтовок и полевой кухни, или играющего на сельской улице полкового оркестра.

В серии «Мой дед» война и мир сплетены в неразрывный узел, где нет четко обозначенной линии фронта, относящейся в данном случае скорее к проблеме личной гражданской позиции, чем к географическому понятию.

Показывая жизнь тыла, способную в любой момент стать ареной боевых действий, с дальних и близких подступов, с различных точек зрения, автор формирует своеобычное эмоционально напряженное пространство, в котором господствуют не столько отдельные героические персонажи, сколько вольные стихии непредсказуемого исторического процесса, вызывающие в памяти времена великого переселения народов, варварского разрушения мировых империй и первобытного хаоса.

Это охватывающее всю страну, чрезвычайно насыщенное неадекватными душевными чувствами пространство представляет зрителю обширное поле для личных переживаний и раздумий о смысле происходящего, о судьбах России и ее народа.

Образное осмысление событий и сути гражданской войны привело П. Козорезенко почти с фатальной неизбежностью к Великой Отечественной, которая воплотилась в разных областях его художнической практики: в киноплакатах (к кинофильмам «Господин Великий Новгород», «О возвращении забыть», «Мама, я жив», в иллюстрациях к повести К. Паустовского «Дождливый рассвет», наконец, в большом живописном диптихе «Память сердца», объединяющем два масштабных полотна «Умереть, но выстоять!» (правая часть) и «Самый счастливый день» (левая часть).

Обращаясь к одной из вечных тем нашего искусства — теме всенародного подвига, автор раскрывает ее в форме картинного «диалога», что расширяет хронологические рамки композиции, придает ей значительную временную протяженность, по сути равную летоисчислению войны в целом — от первых дней героической обороны до победного мая 1945 года.

Каждая часть диптиха является самоценным, художественно законченным произведением. Вместе с тем, между двумя изображениями устанавливается сложная идейно-образная связь, выразительный драматизм которой обусловлен контрастным сопоставлением трагической сцены смертельного, до последнего патрона боя и праздничного ликования по случаю окончания войны. Отказываясь от излишних бытовых подробностей, показывая своих героев крупным планом во весь рост, П. П. Козорезенко далек от их идеализации. Образы защитников отчества в «Памяти сердца» возвышенны, величественны и даже романтичны, но написаны, вернее, вылеплены они мужественным энергичным мазком, суровыми, отнюдь не мажорными красками, как бы вобравшими пот и кровь ратного труда, гарь и дым борьбы не на жизнь, а на смерть.

В левой «праздничной» части диптиха нет победно развивающихся знамен, букетов цветов, огней праздничного салюта. Здесь есть изнутри лично выстраданная и с поразительной художественной убедительностью воплощенная правда нашего современника о Великой Отечественной, а также искренность индивидуального переживания незабываемых событий тех лет, которые присущи лучшим творениям отечественной литературы и искусства о войне 1941 — 1945 годов. В своей исторической живописи мастер не пошел дальше «пропахшего порохом» дня Победы 1945 года, сознательно огранив им героический предел военной летописи России, оставив другим художникам тему афганской войны, а также внутренние баталии последних лет. Он заглянул в глубины прошлого России. Не случайно диптих «Память сердца», занимая особое место в творчестве П. П. Козорезенко, в то же время органично связан со многими другими его работами, прежде всего с большими тематическими композициями из триптиха «За веру» (1990—1995) и живописного цикла «На новые земли» (1985—1995). В этих, а также в своих военно-патриотических полотнах автор проявил не только высочайшее профессиональное мастерство, но и подлинное гражданское мужество, обратившись к ныне мало востребованному, но обладающими богатейшими традициями художественной школы отечественного реализма историческому жанру, выведя его на уровень самых актуальных проблем нынешнего состояния общества.

Наиболее чуткие критики усмотрели прямую связь героических произведений П. П. Козорезенко с «глухой тревожностью» сегодняшней ситуации в стране, а также страстный призыв художника-гражданина к активному действию на пользу отчизны. В целом все эти картины, сливающиеся в живописную «Богатырскую симфонию», представляют процесс становления российской государственности и национального самосознания не только как череду трагических общенародных коллизий, а как святое дело, как духовное, трудовое и ратное подвижничество во имя высшей правды и справедливости.

В них ярко и художественно убедительно воплощены три главные темы искусства мастера, защита Отечества, любовь и уважение к ее героям, вера в возрождение, великое будущее и общечеловеческое предназначение России. Исторические и военно-патриотические произведения П. П. Козорезенко, показанные на многих выставках, завоевали широкое общественное и профессиональное признание, что еще раз подтверждает лидирующую роль их автора в жанре современной исторической живописи России.

А.Ю. Сидоров, искусствовед, помощник президента Российской Академии художеств